Человек, остановивший «Барселону»

Евросезон 1985/86 для уже искушенной публики Старого Света представлялся крайне скучным и неинтересным. Из- за трагедии на «Эйзеле» английским клубам было запрещено участвовать в еврокубках. Все прогнозы сводились к тому, что в отсутствие британцев футбольный трон целиком и полностью достанется испанцам. Честь Испании в КЕЧ выпало защищать «Барселоне», которую задолго до финала, возвели в ранг триумфатора. Интересно, что единственным представителем Англии в том розыгрыше Кубка европейских чемпионов был.., главный тренер «Барселоны» Терри Венейблс. Среди команд, которые могли бы составить каталонцам конкуренцию. называли туринский «Ювентус» с невероятным Платини в атаке, мюнхенскую «Баварию» с по-немецки пронырливым Хёнессом и даже брюссельский «Андерлехт», в составе которого творил чудеса Шифо.
Но в жизни иногда действительно есть место подвигу. Вратарю «Стяуа» Хельмуту Дукадаму достаточно было блеснуть в одном матче, чтобы его имя стало достойным того, чтобы быть выгравированным золотом на Кубке, о котором мечтает каждый футболист. Он победил «Барселону».


Первый пенальти пробивал их капитан Алексанко. "Я пристально посмотрел на него и по движению его тела предположил, что удар будет нанесен в правый от меня угол. Я замер в ожидании удара — и вытащил мяч именно из правого угла".


Дукадам родился в румынском Банате, в деревне Селмак у границы с Венгрией. Этнический состав Баната даже сегодня продолжает оставаться пестрым. Здесь кроме румын обитают венгры, цыгане, славяне (в том числе и украинцы), а также немцы. Предки Хельмута переехали из Германии еще в начале XVIII века. С тех пор их стали называть банатскими швабами. Карьера Хельмута, как и многих других ребят, началась на школьном дворе, где детвора гоняла мяч в перерывах между занятиями. Вскоре рослый паренек оказался в футбольной секции «Семлаканы» из родного села, а в 15 лет его пригласили в областной центр Арад, где он продолжил обучение в школе «Глории», клуба, служившего поставщиком кадров для главной команды области, УТА. «Меня туда позвал один из школьных учителей, выступавший за УТА. Вместе с «Глорией» мы ездили на сборы, чего другие мальчишки себе не могли позволить. И тогда я подумал, почему бы не посвятить свою жизнь футболу, раз передо мной открылись такие возможности? В те времена заявить о себе было непросто, а футбол представлялся мне единственным шансом увидеть мир».
Через пару лет высокий Дукадам уже дебютировал за УТА перед 15 тысячами зрителей, но пропустил два мяча, после чего клуб решил отдать его в аренду соседям из «Конструкторула», выступавшего в Дивизии С (третья лига). Тамошний тренер не особо доверял Хельмуту, но в одном из матчей Дукадам отразил пенальти, после чего заработал удаление и был дисквалифицирован на три игры. За тот матч вратарь удостоился высокой оценки от коуча: «Ты играл отлично. Продолжай быть таким же настойчивым, у тебя все получится». В конце сезона Хельмут вернулся в УТА.


«Второй пенальти был уже вопросом психологии — я просто поставил себя на место бьющего. Им был Педраса, который, возможно, подумал, что раз я вытащил мяч справа, то теперь буду прыгать влево. Я знал, что он мог подумать именно так из-за того, что вратарь «Барселоны» Уррути также сначала отбил мяч после удара в исполнении Мажару в левый угол, а затем справился с попыткой Бёлёни, который пробил в противоположную сторону. Что сделал я? Снова прыгнул вправо и отбил мяч, несмотря на то, что это был лучший удар из всех по¬пыток «Барсы»...»


В 1983 году Дукадам был основным вратарем УТА и стабильно призывался в национальную сборную страны (там имел статус запасного), которую тренировал Мирча Луческу. В одной из бесед Мистер настоятельно рекомендовал Хельмуту перейти из УТА в «Крайову», где тот смог бы прогрессировать, но из-за статуса военнообязанного Дукадам принял решение перейти в армейский клуб «Стяуа». «В «Стяуа» тогда была сумасшедшая конкуренция в воротах, но шанс проявить себя был у каждого. Я дебютировал в одном из кубковых матчей. Играли, помню, на снегу. Мы вели со счетом 1:0. В одном из моментов я неудачно поскользнулся, позволив сопернику счет сравнять. В итоге тот матч мы проиграли, а меня задвинули в глубокий запас. Несколько месяцев я считался третьим вратарем». Два года спустя «Стяуа» уже с Дукадамом в воротах добилась самого громкого успеха среди восточноевропейских клубных команд.


«С третьим пенальти было уже проще. Логично, что очеред¬ной оппонент решит, что раз голкипер дважды, прыгал вправо, то теперь наверняка предпочтет другой угол. Вот Ачонсо и про- бил вправо, а я отбил мяч, предугадав развитие событий во второй раз».


Конечно, не стоит приписывать все лавры победителя одному лишь Хельмуту, ведь футбол — игра командная. Эмерих Еней не отличался какими-то тактическими изысками, детальным разбором действий соперника, скрупулезным изучением того или иного футболиста команды, с которой предстояло играть его «Стяуа». «Он просто просил нас показать свою игру. Просил сделать так, чтобы нага футбол был лучше футбола соперников».
В первом раунде победного КЕЧ «Стяуа» предстояли матчи против датского «Вейле». На выезде румыны сыграли вничью, сравняв счет лишь под занавес встречи, а дома разгромили соперника со счетом 4:1. Следующим на очереди был принципиальнейший «Гонвед». Не потому, что «Гонвед», а потому что Венгрия. Отношения венгров и румын издавна были непростыми, а Чаушеску, истреблявший целые венгерские деревни, жаждал убедительной победы. Первый матч в Будапеште завершился минимальной победой «Гонведа», но уже через две недели при сумасшедшей поддержке публики венгров разобрали на запчасти — снова 4:1.
Соперник по четвертьфиналу у «Стяуа» был самым загадочным из всех участников того розыгрыша — финский «Куусюси» (сегодняшний «Лахти»), уже успевший выбить «Сараево» и «Зенит». Игры с финнами выдались для «Стяуа» самыми непростыми. Первый матч завершился нулевой ничьей, а ответная встреча в Хельсинки также катилась к нулевке, но за пару минут до финального свистка Виктор Пицуркэ точным ударом вывел свою команду в полуфинал. Здесь уже предстояло помериться силами с «Андерлехтом», который стадией ранее оставил за бортом соревнований «Баварию». Матч в Брюсселе остался за бельгийцами (единственный гол забил блистательный Шифо), но в ответной игре «Стяуа» позволила себе раскрыться во всей красе. Два мяча Пицуркэ, гол Балинта стали пропуском в финал. Соперником была «Барселона», календарь которой был гораздо более серьезным, чем у румын — «Спарта» (Прага), «Порту», «Ювентус» и «Гетеборг». Фаворит был определен заранее. Решающий матч должен был состояться в Испании. «Барса» могла принимать поздравления...


«Четвертый пенальти для меня был самым сложным, так как я действительно не знал, что делать. Вновь прыгать вправо или все-таки сменить направление? И я поставил себя наместо Маркоса. Вероятно, он думал так: раз этот вратарь трижды прыгал в правый угол, значит, он выбрал именно этот вариант и ничего менять уже не будет..запасные части Шкода В результате я сделал ставку на то, что пенальти будет пробит в левый угол. И когда Маркое только замахивался для удара, я уже начал движение в нужном направлении».


Финал КЕЧ-86 известен как один из самых скучных за всю историю европейского клубного футбола. «Перед финальным матчем в Севилье у нас в команде были оптимисты, свято верившие в успех, но большинство отдавало себе отчет в том, что победить будет почти нереально. Мы просто хотели выйти на поле и провести хороший матч. Мы хотели доказать, что и румынский футбол может быть интересным. Но, повторюсь, лишь единицы действительно верили в победу». На протяжении двух часов «Барселона» тщетно пыталась вскрыть оборону соперника. 
Дукадам играл уверенно и надежно, а когда и он не помогал, «Стяуа» приходила на помощь госпожа Фортуна. Говорят, что эта капризная барышня улыбается сильнейшим. Если это так, то румыны действительно были сильнее тем теплым майским вечером в Андалусии.
Игра перешла в серию послематчевых пенальти. Как известно, в таком случае шансы команд уравниваются.
Из четырех первых ударов серии команды не забили ни разу. Накал страстей был сумасшедшим. Считается, что уверенная игра вратаря в послематчевой лотерее придает сил партнерам по команде. Но никто никогда не задумывается, что неуверенность тех, кто бьет по мячу, может иметь обратный эффект. Однако вратарь, казалось, полностью абстрагировался от происходящего на поле. От промахов Мажару и Белени. От неистово поддерживавшего «Барселону» стадиона «Рамон Санчес Писхуан» в Севилье. От одного только названия команды соперника. «Я не обращал внимания на то, как бьют наши игроки. Я просто выходил из штрафной, поворачивался спиной к воротам и смотрел в небо. Я не знал, забивают они или нет — по реакции публики понять это было невозможно. Но я отдавал себе отчет в том, что мне нужно делать. Это были моменты, которых я ждал всю свою жизнь». Четыре отбитых пенальти кряду в одной игре — такого мировой футбол еще не видел. Только что отразивший последний удар Дукадам бежит к центру поля. Игроки в белых майках обнимают и поздравляют своего вратаря. Хельмут целует Кубок. Уже тогда он знал, что это его звездный час. Финал стал последним серьезным матчем героя Севильи на высоком уровне. В игре за Суперкубок против киевского «Динамо» в рамке «Стяуа» стоял другой вратарь. Дукадам неожиданно для всех решил уйти из футбола. На время или навсегда — этого не знал и сам голкипер. Он знал, что болен, и ему требовалось лечение. Хельмуту было всего 27 лет.
«Да, это правда, что я вынужден был покинуть футбол сразу после того успеха. Существует масса версий о моей болезни. На самом деле у меня была аневризма (довольно опасное заболевание сосудов, которое может привести к закупориванию тромбов и прекращению циркуляции крови). Под правой ключицей скопился сгусток крови. Продолжать карьеру без вмешательства докторов было бы опасно. Тогда же, в 1986-м, мне сделали операцию, затем уже в 1998-м и 2009-м ее приходилось повторять с применением стентирования»,— вспоминает Дукадам. Широкой огласки болезнь Хельмута, разумеется, до определенной поры не получала, только лишь родные и близкие вратаря знали о том, что ему грозила не только ампутация правой руки, сама жизнь игрока находилась в опасности.
«Многие просили меня не уходить, продолжить выступления на самом высоком уровне, предлагали лучших врачей, да и финансовых проблем у меня в то время не было. Но в жизни необходимо ценить то, что имеешь. Мне повезло отразить те пенальти и войти в историю. Это стало для меня лучшей наградой. А вместо денег я выбрал свое здоровье».
Лечение и восстановление Дукадама продолжалось три года. Он вернулся в большой спорт, но повернуть время вспять не получилось. Фактически это было возвращение ради завершения карьеры. Поиграв еще пару лет за второлиговый «Вагонул» из Арада, Хельмут окончательно покинул профессиональный футбол. Тихо и без лишней суеты. Его звезда погасла так же стремительно, как и зажглась, не дав Дукадаму шанса продолжить карьеру. «Я очень сожалею, что мне так и не представилась возможность заявить о себе в одном из топ-чемпионатов Западной Европы»,— скажет вратарь, отвечая на вопрос о главном разочаровании в своей футбольной карьере.
Жизнь после футбола у Дукадама выдалась довольно богатой на события. После революции в Румынии он вместе с семьей выиграл грин-карту и эмигрировал в США, где занимался бизнесом. Впрочем, долго за океаном Хельмут не выдержал и вскоре вернулся домой. Супруга с детьми остались в Штатах.
Несмотря на гражданскую профессию психолога, о тренерской работе Дукадам, по его собственному признанию, не задумывался никогда. «Мне больше по душе быть частью клубного менеджмента. Нынешняя работа в «Стяуа» приносит мне огромное удовольствие. Я чувствую, что это мое». Сейчас Дукадам — президент «Стяуа». Не так давно владелец клуба Джиджи Бекали предложил ему этот пост, и Хельмут ответил согласием.
...Однажды журналисты задали ему интересный вопрос: «Если бы Хельмут Дукадам вышел на поле в финале Лиги чемпионов против сегодняшней «Барселоны», были бы у него шансы остановить эту команду?» Ответ вратаря был таков: «Да. Но только в том случае, если бы с Дукадамом в одной команде играли футболисты сегодняшнего мадридского «Реала»!»

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

build_links(); ?>