Жерсон де Оливейра Нунеш

Жерсон де Оливейра Нунеш, которого у нас также прозывали Герсоном — еще один иг­рок сборной Бразилии, чей вклад в победу неоценим (достаточно вспомнить, что в финале на его счету победный мяч, причем забитый исключительно индивидуальными усилиями!), но при этом он несколько теряется среди привычного золотого ряда: Пеле, Ривелино, Карлос Альберто, Жаирзиньо...

Вот уж кто был оригинален с рождения, так это Жерсон! Он происходит вовсе не из бедной семьи — его отец Кловис Нунеш и дядя были профессиональными футболистами весьма при­личного уровня, и легендарные Зизиньо, Адемир, Жаир тесно с ними дружили. Так что мальчик рос в правильной атмосфере. «Когда я сказал, что хочу стать футболистом, почему-то никто из близких не стал чинить мне препятствий!»

Да если бы и чинили: парень с юных лет выделял­ся на поле командирскими замашками и его амбиции вполне соответствовали таланту. «По­пугайчик», так его звали тогда — папагайо... Хм. Если сборная Бразилии 50-х со всеми этими Зизи и Диди напоминала русский бордель, то в 60-х в «селесао» сплошные птички чирикали — Гарринча, Ривелино, Жерсон, Клодоальдо! В разные времена они носили соответствующие прозвища.

«Он любил деньги и страдал от их недостатка». В случае Жерсона эта вполне и даже естественная объяснимая страсть была резко осложнена угрызениями по поводу упущенной возможности  Футболист отлично проявил себя на римской Олимпиаде 1960 года — Жерсон уже тогда был одним из ведущих центрхавов страны — и был замечен.


Отказал молча, без объяснения причин, и только десяток лет спустя признался: во-первых, струсил, во-вторых, его вот-вот должны были вызвать в национальную команду, а отъезд за океан означал, что сборная Бразилии ему не светит.


Как бы то ни было, жалел Жерсон истово. А деньги нужны были постоянно — зарплаты бразильских футболистов не отличались крупными размерами. В 63-м он отправился в «Ботафого» исключительно потому, что ему предложили подъемные и зарплату повыше (хотя и близко не сравнимую с тем, что он мог иметь в итальянской серии «А»!), а в 69-м и вовсе устроил похохотать руководству клуба, никак не желавшему отпускать его в «Сан-Паулу». Жерсона тогда обвиняли, что он специально играет слабо, лишь бы не чинили препятствий переходу... Что ж, ему дали вольную, подписание контракта с паулистами состоялось с огромной помпой, в присутствии губернатора штата. Так в ближайшие два года Жерсон еще три раза сходил в «Ботафого» и обратно в «Сан-Паулу»!
Бразилия. И всё же — прав ли был Жерсон, предпочтя карьеру в сборной и пренебрегая сытой Европой? Если брать по итогу — наверное, да, ведь он стал чемпионом мира, и не каким-нибудь.
Год спустя к нему приехали с чемоданом денег из «Болоньи». «Фламенго» был рад неплохо заработать на продаже, родственники умоляли Жерсона соглашаться как можно скорее... А он отказал.«туристом» приехал к титулу, а героем из героев. С другой стороны, путь выдался тернистым... В 1966 году Жерсон был настолько хорош в контрольных матчах непосредственно перед чемпионатом мира, что его уложили в постель — зачем, дескать, форсировать форму? В итоге он все равно перегорел, равно как и сборная Бразилии в целом. А ведь когда он вбил победный сборной Швеции (3:2 выиграли, это был последний спарринг), комментатор разве что не в истерике бился — Боже, это играют трикампеоны!..
Трикампеонства пришлось подождать, и на этот раз Жерсон, учтя былые ошибки, подошел к турниру в оптимальной форме. Может, сыграла положительную роль смена руководства команды — не было уже «замечательного» медика Илтона Гослинга, никто не лез в чисто футбольные проблемы, навязывая свою далеко не всегда понятную точку зрения. А может, просто игра Жерсона как раз вышла на оптимум — редкое счастье спортсмена, когда лучшее его выступление приходится не на какое-нибудь захолустье, а на главный турнир в жизни.
Если мы скажем, что именно Жерсон был лучшим в той команде, это не будет слишком уж большим преувеличением. Его слава самого классного распасовщика в мире — оттуда. А ведь он не только передачи отдавал!
После возвращения из Мексики карьера Жерсона пошла на спад. «Каньотиньо де Оуро» (золотая левая нога) всё чаще простаивал и пролеживал из-за многочисленных травм и в 1974-м повесил бутсы на гвоздь.
Удивительный, пусть и случайно нарисовавшийся факт в биографии Жерсона. Точнее, в «биографии» всей Бразилии...


Как по-вашему, в Жерсоне точно нет славянской крови?


Впоследствии он, кстати, не раз сожалел, что поневоле стал символом столь нехорошей штуки. Кто знает, насколько это повлияло на выбор Жерсоном послефутбольной профессии. Но еще в 74-м, будучи действующим футболистом, он закончил журналистские курсы и впоследствии посвятил себя этому нелегкому и неблагодарному труду. Говорят, был неплохим комментатором. Также открыл в родном Нитерои футбольную школу и вел в городе различные спор¬тивные проекты.
Титулы: чемпион мира 1970. За сборную 70 матчей, 14 голов. Торнео Рио — Сан-Паулу 1961 («Фламенго»), 1964, 1966 («Ботафого»). Чемпион штата Рио 1963 («Фламенго»), 1967, 1968 («Ботафого»), 1973 («Флуминенсе»), чемпион штата Сан-Паулу 1970, 1971 («Сан-Паулу») и куча каких-то выставочных турниров разной значимости.

 

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

build_links(); ?>